Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 17:11
  • -17°
  • доллар 74,13
  • евро 83,71

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Архив ленинградской скорой помощи раскрыл неизвестные страницы блокадной истории

145
Поделиться:

Неизвестные страницы блокадной истории. Еще требует детального изучения уникальный архив ленинградской скорой. Несколько сотен конторских книг нашли 17 лет назад.

По записям в них можно проследить, как менялся характер вызовов врачей с момента, когда фашисты замкнули вокруг Ленинграда кольцо. Сначала привычные для мирного времени неотложные случаи, но уже в ноябре 41-го – истощение, алиментарная дистрофия. Врачи скрупулезно фиксируют все – от графика выездов до симптоматики заболеваний, с которыми приходилось сталкиваться.

Что хранят пожелтевшие страницы? И почему архив был замурован в стене? Ответы искал Артем Шарипов.

Первым врачом скорой, погибшим в блокаду стал Юлиус Эддар. Его убило осколком, который влетел в кабину медицинской кареты. Бригада ехала на вызов к набережной Пряжки, но на пересечении с Декабристов попала под вражеский снаряд. Юлиус Эддар сидел рядом с водителем.

«Медбратья вышли из машины, взяли врача, переложили его в машину и поехали дальше», – отметила специалист по связям с общественностью Городской станции скорой помощи Светлана Вахрушева.

Трагедия случилась в октябре 1941-го. Бомбардировка в тот день убила не только врача - в районе прогремели еще несколько взрывов. Для медиков к февралю 1942-го лечить под вражескими фугасами станет обыденным делом. Из-за экономии бензина выезжать они в основном будут как раз на так называемые артиллерийские очаги поражения.

«Выезжали в основном в зоны поражения. Все-таки там ранения, опасные, кровавые. Нужна первая помощь», – подчеркнула Светлана Вахрушева.

К пациентам с другими симптомами бригадам придется ходить пешком. Обыденным было сообщение о крайней степени дистрофии. На пожелтевших страницах конторских книг можно встретить детальное описание симптомов этого патологического процесса, особенно последней его стадии.

«У больных дистрофией начинается деменция. Они начинали все по-детски воспринимать. Они начинали возбужденно говорить. Менялось не только физическое, но и психическое состояние человека», – подчеркнула главный хранитель Музея обороны и блокады Ленинграда Елена Харлашова. 

Всего архив состоит из почти двух сотен книг. Часть из них находится в городской станции скорой помощи, а часть – в музее блокады Ленинграда. Нашли документы еще в 2004 году, но до сих пор досконально не изучили. Но самое странное, что нашли этот архив замурованным в стене. Видимо, туда его поместил главврач скорой времен блокады Меер Мессель, но для чего – неизвестно. Может быть, в этих архивах найдут нечто уникальное, что ответит нам и на этот вопрос. Сейчас же по документам мы узнаем только о самой жизни в блокадном Ленинграде, как по мере ухудшения ситуации с продовольствием граждане стали жаловаться на отравления, пытались есть все подряд. А когда в городе были сильные морозы, травились угарным газом, пытаясь согреться у буржуек. Но прежде всего документы рассказывают о работе самой скорой.

«Они работали по 25 суток в месяц. Вот мы в журналах видим такие записи: «Подстанция номер 8, врач сдала дежурство и сама у себя приняла» - и так всю неделю», – отметила Светлана Вахрушева.

В таком режиме работали все медслужбы Ленинграда. Все стационары, поликлиники, и все четыре медвуза, которые продолжали готовить специалистов. Более того, Институт эпидемиологии и микробиологии имени Пастера в военных условиях смог создать вакцину от сыпного тифа и тем самым победить эпидемию.

«Вакцинированы были наиболее угрожаемые группы: врачи, учителя – это те, кто имеет наибольший контакт с детьми», – подчеркнул заведующий Лабораторией зооантропонозных инфекций НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Пастера Николай Токаревич.

В блокадном городе, кстати, эта была единственная эпидемия. Хотя враг рассчитывал на несколько масштабных. В истории войн, как известно, часто не выдерживали осады именно из-за болезней. Но в Ленинграде ничего подобного не случилось.

«Нет водопровода, ничего не работает – и ни одной вспышки. Весной все встали на уборку города. Но главное – работала эпидемиологическая служба, так работала, что ни одна в мире служба так не работала», отметил академик РАН Александр Шабров.

Ленинградцы в условиях блокады сдавали кровь для фронта. По данным послевоенного доклада министра здравоохранения Андрея Тертьякова, пятую часть крови раненым солдатам дали люди из блокадного города.

Репортаж подготовил корреспондент телеканала «Санкт-Петербург» Артем Шарипов. 

Фото и видео: телеканал «Санкт-Петербург»

Репортёры

Реклама

Реклама

Обсуждение